Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS
 
Дмитрий Байда, Елена Любимова
Николай Левашов – счастливая звезда Человечества
Николай Левашов – счастливая звезда Человечества

Глава 18. Воспоминания племянницы о добром дяде-волшебнике

«…Духовная эволюция ничего общего с религиями не имеет, а представляет собой развитие сущности человека, которая реальна и материальна…»
Николай Левашов

Мы очень хотели включить в свою книгу живые воспоминания о Николае от кого-нибудь из членов его семьи – от тех, кто непосредственно хорошо знал его, общался с ним и мог добавить ещё несколько крупинок истины в эту первую большую книгу о Николае Левашове. К сожалению, мама – Валентина Петровна – и родная сестра Николая – Марина – до сих пор не могут прийти в себя после его гибели, и любые воспоминания о нём причиняют им нестерпимую боль. Но нам и здесь повезло: «бросилась на амбразуру» дочь Марины – племянница Николая Левашова – Виктория Павлова. Она оказалась более стрессоустойчивой, более выдержанной, чем мама и бабушка, и согласилась поделиться некоторыми воспоминаниями о своём дяде-волшебнике. В этой главе мы представляем вам её небольшой рассказ.

* * *

Начинать писать всегда сложно, но не начать нельзя… Я очень благодарна Дмитрию и его супруге Елене за предложение принять участие в написании их книги о моём дяде, Николае Левашове.

После его трагической гибели поступали приглашения выступить на конференции кому-то из семьи, но по ряду причин Марина, родная сестра Николая и моя мама, даже слышать об этом не хотела. Основная причина, безусловно, заключалась в глубочайших переживаниях от потери брата, причём, не просто родного человека, а именно близкого ей по духу. Эти переживания с годами не утихают и, вероятнее всего, утихнуть не смогут. Безусловно, больнее всего их маме и моей бабушке Валентине Петровне, которую надо как-то стараться поддержать, когда у Марины самой душа буквально плачет. Но уже реальность такова, и мы вынуждены её принять.

Виктория Павлова – родная племянница Николая Левашова
Виктория Павлова – родная племянница Николая Левашова

Мне бы очень хотелось внести хоть какую-то ясность и восстановить определённую справедливость по некоторым вопросам. Сейчас сложилось так, что соратники и люди, которые готовы понять и принять новые знания Николая Викторовича, знают лишь одно, что у него есть брат Владимир и мама… Сестры же, будто не существует. Поэтому я хотела написать именно о её воспоминаниях о горячо любимом брате. Но ей пока безумно тяжелы любые воспоминания. Марина, с момента его гибели, не смотрит никакие видео с ним, не перечитывает больше книги, и если ей попадаются его фотографии, то на глаза сразу набегают слёзы.

Она сначала чуть ожила, когда я попросила поделиться воспоминаниями о горячо любимом брате. Начала сбивчиво рассказывать: как досадно вышло со стеклом на балконной двери, когда она сильно порезала руку, а дядя Коля посчитал виноватым себя в этом, как в школе она переписывала некоторые его работы своим каллиграфическим почерком, а он помогал ей с черчением, как ездили к бабушке в деревню, как ловили раков, как навещали родственников в Кисловодске, как он уехал в армию и много-много всего…

Но, к сожалению, радость многих светлых воспоминаний из прошлого довольно быстро омрачило осознание того, что Николая больше нет. И она снова расплакалась! Ей никогда не было легко, потому что она всегда была идеалисткой, очень прямым и абсолютно не лицемерным человеком. Моя мама лгать не может, и ложь в любом виде не приемлет. Плюс она совершенно непубличный человек. А сейчас, при нынешней ситуации в семье, ей всё настолько тяжело и больно, что врагу не пожелаешь! Особенно тогда, когда шишки на неё начали сыпаться незаслуженно, и всё сильно искажается, что я попытаюсь дальше немного пояснить. Поэтому я не стала её мучить, и очень надеюсь, что она найдёт в себе силы и в будущем обязательно выберет удобный способ, чтобы поделиться своими воспоминаниями о брате и попросту обозначить свою позицию относительно сложившейся ситуации. Поэтому я поделюсь с вами только своими воспоминаниями.

До отъезда дяди Коли из России, мы виделись немало, но я была ещё совсем ребёнком, который просто любил своего доброго дядю, который никогда не ругался и всегда был рад поиграть со мной. Ещё с раннего детства я заметила, что со стороны мамы у меня два очень разных дяди: один – добрейший волшебник из сказки, с которым всегда было уютно и радостно; а другой – всегда недовольный, очень шумный и любящий громко смеяться, когда кому-то нехорошо или человек оказался в неловкой ситуации.

 

Дядя-волшебник с племянниками

Дядя Коля отлично рисовал. Он создал много портретов. У нас в семье все хорошо рисуют, но я по себе знаю, что рисовать людей – сложнее всего. А он мог и любил! Рисовал и маслом, и простым карандашом много портретов его мамы, рисовал отца, брата и, конечно же, сестру! Самое пристальное внимание уделял глазам! Вырисовывал их долго, кропотливо. Но результат превосходил все ожидания! Глаза действительно у него получались зеркалом души и неважно на холсте или на бумаге – они отражали суть человека изображённого. Портрет, нарисованный дядей Колей, был наполнен энергией, и смотреть на его работы можно было долго-долго…

Я любила улечься у бабушки на одной из кроватей поудобнее и рассматривать картины, которые она заботливо вешала на стены! Мне очень повезло – он нарисовал и меня… Называл Черноглазой и очень по-доброму улыбался. Улыбка не всегда играла на его губах, но она шла изнутри, от души, улыбались глаза. И каждый его приезд домой мы все очень ждали. А я, как ребёнок, ждала с особым нетерпением, чтобы поиграть с моим дядей, иногда даже подурачиться и получить гостинчик!

Маленькая Виктория 25 лет назад. Рисунок Николая Левашова
Маленькая Виктория 25 лет назад. Рисунок Николая Левашова

Потом он уехал из России. На долгие годы. И наше общение сводилось только к разговорам по телефону. Все эти годы он не забывал о нас. Звонил как минимум раз в неделю. Чаще это было в субботу утром по московскому времени. Бабушке звонки были, конечно, чаще, а потом, когда её здоровье ухудшилось, ежедневно. Дядя Коля всегда интересовался нашими делами да и в целом жизнью. Расспрашивал про сложности и состояние здоровья, излечивал все новые болячки. Мы старались не беспокоить лишний раз, видя его занятость. Он же журил нас за это, особенно когда это касалось самочувствия.

Про себя он говорил крайне мало. У него всегда дела были «лучше всех» и «никто не завидует», а если и были сложности, то мы знали о них как «возникли проблемы, но решаю». Дядя Коля очень берёг нас, и только сейчас я понимаю, что он всячески старался оградить нас, чтобы его сложности не стали и нашими. Мы разговаривали и с его супругой Светланой, которая тоже была очень общительной и доброжелательной. И когда начинался разговор с ней, то тётя Света удивительным образом успевала расспросить обо всём на свете, да ещё и за короткое время. Очень интересовалась, чем я занимаюсь, чем увлекаюсь, что люблю… С моим братом таких разговоров не было, он тогда был ещё очень маленьким.

31 августа 1994 года у нас произошло несчастье – ушёл из жизни мой дедушка Витя. Для всех в семье это был тяжёлый удар. И только дяде Коле было особенно больно ещё и оттого, что у него не оказалось возможности приехать попрощаться с отцом и проводить его в «последний путь», хоть он приложил все усилия и сделал «невозможное», чтобы приехать домой. Бабушке было нестерпимо тяжело вмиг оказаться одной, без супруга, с которым была прожита почти целая жизнь. Мои родители не могли оставить её без поддержки в такой период. Вся наша семья переехала к бабушке и оставалась постоянно рядом, пока не исполнилось 40 дней. Потом родители приняли решение вернуться домой, а с бабушкой оставили жить любимую внучку – меня. С бабушкой я жила в течение всего учебного года в третьем классе в школе, и только на выходные родители забирали меня домой.

В этот период произошли очень странные для меня явления. Мало того, что пришлось увидеть «замершего навсегда» дедушку, который потом куда-то исчез – именно так всё отложилось в моей памяти, потому что на сами похороны меня и мою старшую сестру Аню, дочь Владимира, взрослые не пустили; но и потом, по возвращении к бабушке домой, меня шокировали ещё и завешенные зеркала, все родные в чёрном, обед только ложками, вилками не разрешили пользоваться… И самый главный вопрос: что значит дедушка умер, когда я его нередко вижу?

Всё это кипело в моих детских размышлениях. Пока родители и мой младший брат были рядом, мне было гораздо комфортнее. А потом, когда они меня оставили у бабушки, страшно становилось часто. Вечно кто-то мерещился: то дедушка Витя, то позже какой-то другой мужчина. Они не говорили, а наблюдали, передвигались по бабушкиной квартире… Бабушке я очень подробно описывала другого мужчину и она сразу поняла, что это точное описание дедушки в более молодом возрасте. Может оно, конечно, и хорошо, что хотя бы ей становилось что-то чуть яснее, но ответов на мои вопросы, которых становилось всё больше, так и не было.

И опять же единственным спасением оказывался мой добрый дядя-волшебник. Бабушка ему звонила и сначала пересказывала мои детские фантазии, но он ей сразу сказал, что на самом деле всё реально и я действительно вижу. Она стала переживать за меня и просить дядю Колю всё возможное мне закрыть, чтобы я ничего не могла ни видеть, ни чувствовать и наконец-таки перестала бояться. Дядя Коля, конечно же, это делал. Но почему-то эффект был временный. А потом снова всё восстанавливалось, и бабушка очередной раз звонила ему и повторяла просьбу. И так было на протяжении всего учебного года. Потом наступили долгожданные летние каникулы. Я вернулась жить к родителям и эти неприятные видения дома уже не появлялись.

Вспомнился ещё один интересный момент из моего детства. Некоторое время у дяди Коли с тётей Светой в квартире жили попугаи, которые потом, к сожалению, сгорели во время пожара. И один из них по имени Лани, оказался не просто болтливым, а ещё очень точно копировал голос и интонации тёти Светы. Это было настолько схоже, что и мама, и бабушка, и все без исключения всегда уточняли, кто именно говорит. А дядя Коля всегда с улыбкой пояснял.

Николай Левашов беседует с попугаем Лони
Николай Левашов беседует с попугаем Лони

В далёкие 90-е годы, когда в России дефицит в магазинах уже вроде прекратился, но именно качественных товаров было мало, тётя Света с дядей Колей отправляли из Сан-Франциско посылки и бабушке, и нашей семье, и семье Владимира. Там были хорошая одежда, обувь и аксессуары, иногда какие-нибудь уникальные для России сладости и, конечно же, игрушки. Это было настоящим сокровищем! Помню, однажды прислали настолько изумительную куклу Барби в очень красивой серебристой переливающейся упаковке, что мне было жалко её раскрывать, и она много лет стояла в коробке у меня на полке только для любования! Понятно, что всеми покупками занималась именно тётя Света. Но нельзя не отметить, что она подбирала всем племянницам и племяннику не просто одежду, а именно готовый образ, продуманный до мельчайших деталей. К каждому моему платью всегда были присланы и обувь, и носочки, и сумочка, и заколочка, а иногда и перчатки. И тут уже будто куклой или моделью из модного журнала становился кто-то из нас!

И, конечно же, отдельно мы радовались поздравлениям с днями рождения! Или с «днём варенья», как это всегда называл дядя Коля! Все наши дни рождения он помнил, и, если опять же, в силу большой загруженности, вдруг забывал или не успевал поздравить, что было редкостью, то звонил на следующий же день и извинялся за это.

Когда дядя Коля вернулся в Россию, вся наша семья была несказанно рада! Особенно бабушка! Мы не виделись долгие 17 лет! Точно не помню, может бабушка виделась с ним в Москве перед отъездом из России, но в любом случае, мы очень долго не имели возможности не то, что прогуляться всей семьёй по одному из чудесных парков в любом из городов Кавказских Минеральных Вод, а даже просто наговориться от души. За это долгое время было предпринято много попыток для того, чтобы хотя бы бабушка побывала у него в гостях в Сан-Франциско. Но вечные сложности, которые создавали его «доброжелатели» в этом вопросе, чаще всего с документами, не дали этим планам воплотиться в жизнь. Поэтому мы очень ждали, когда из Москвы он приедет к нам.

А, как оказалось, готовился сюрприз – неожиданный приезд домой! В один обычный летний день бабушке раздался телефонный звонок. Звонил некий мужчина и спрашивал Николая Викторовича, «не прилетел ли он ещё»…. Валентина Петровна сразу же занервничала!

Николай Левашов с мамой
Николай Левашов с мамой

Она, как и многие женщины, не любит, когда её застают врасплох. Если ожидается гость, то надо встретить его с дороги накрытым столом с огромным разнообразием блюд домашней кухни. А тут любимый сын прилетит, с которым не виделись много лет! Бабушка тут же начала готовить! И через некоторое время звонок в дверь… В суете домашних дел она быстро открыла дверь и тут её ноги подкосились! Сын вернулся! Счастью не было предела, эмоции просто переполняли! Конечно же, за время, пока дядя Коля был дома, мы старались не упустить ни одной минуты, которую можно было провести вместе с ним, что-то рассказать, посоветоваться, узнать от него нечто важное. Приезжал он и к сестре Марине в гости, но чаще мы все собирались за обедом или ужином у бабушки.

Я в этот период была в положении, и, как всегда, наша традиционная медицина допускала, мягко скажем, ошибки. При моём скептицизме и невосприятии её методов и выводов, потому что весь период беременности на контроле держал мой добрый дядя-волшебник, работая со мной постоянно, врачи методом проб и ошибок всё-таки умудрялись найти моменты, чтобы меня напугать и заставить очень нервничать. А с приездом его сюда, их «уникальные» заключения посыпались как из рога изобилия!

Сначала, на одном из очередных плановых осмотров, когда и дядя Коля говорил, и я сама ощущала, и раннее УЗИ показало, что предлежание плода поперечное, врачи мало того, что доказывали, что ребёнок лежит головой вниз, так ещё и как-то различили, что, когда до появления малыша оставалось ещё несколько месяцев, он уже был «гигантским» и весил больше 3 килограмм. Они заявили, что я разродиться не смогу, будут одни мучения и разрывы! Паника, безусловно, началась у меня страшная! Мама с моим супругом всячески старались успокоить, но, по сути, успокоить мог только один человек!

В обед дядю Колю с бабушкой мы ждали у моих родителей. И почти сразу я стала ему рассказывать свои страхи и переживания! Мнение его оставалось неизменным – предлежание поперечное и ребёнок не гигантский, ближе к родам, если не перевернётся сам, то он поможет. Я не унималась: почему поперечное, а вдруг несвоевременные роды…. – и ещё нескончаемый поток вопросов! И, как всегда, дядя Коля терпеливо на них отвечал и объяснял. Он рассказал, что «в ширину» ребёнку места достаточно, а вот расположение лобковых костей такое, что «в толщину» места ему нет совсем. Потому и перевернулся: малыш как «поплавок» места будет достаточно и сразу перевернётся «как надо».

В итоге, всё плавно перешло к тому, что с костями моими надо что-то делать здесь и сейчас. Дядя Коля сразу предупредил, что возможен некий хруст или щелчок кости, и чтобы я не пугалась. Но как не пугаться при паническом страхе хруста костей! Наверное, это самый ужасный звук для меня! Но пришлось брать себя в руки и смотреть страху прямо в глаза! Пока дядя Коля со мной работал, хоть и становилось всё спокойнее, но я напряженно ждала хруста! Но его не случилось, а вот ощущение, как мой ребенок в какой-то момент перевернулся, было чётким и сомнений, что теперь всё в порядке, не возникло совсем!

Дядя Коля почти моментально и совершенно безболезненно поставил на «место» и плечевой сустав моему супругу, который мучил его много лет, а врачи своими попытками помочь, вызывавшими лишь боль, не добились никакого результата! В этот момент и его скептицизм куда-то испарился!

Но, как я уже говорила, врачи с моей беременностью много всего ошибочного выдали, особенно в то время, пока дядя Коля был у нас в городе. Всё рассказывать, я считаю, смысла нет, но самые «лучшие» перлы диагностики, надо. Мне выдали уже последний обходной лист для прохождения всех специалистов, среди которых был и эндокринолог. К этому врачу попасть было весьма сложно и проблематично, это запомнилось по прошлому разу. И вот я в очереди. Долгой и еле продвигающейся, где было много рассказов от пациентов, насколько это чудесный доктор, и как она всем помогает!

Николай Левашов с сестрой Мариной
Николай Левашов с сестрой Мариной

Но почему-то, когда на приём зашла я, то врач, немного посмотрев на шею, занервничала и срочно отправила на УЗИ щитовидной железы. И снова очередь в духоте и жаре. Время приёма почти закончилось, и я уже думала уходить, но беременную всё-таки приняли, чтобы до смерти напугать! Врач высшей категории, который делал УЗИ, начал констатировать следующие факты. Мне просто необходимо теперь подружиться с эндокринологом. В щитовидной железе масса новообразований – узлов! Они крупные и злокачественные! Я не поняла и попросила пояснить. Ответ меня просто убил: это онкология и вам бы родить! Надо делать прокол, сдавать на все гормоны и срочно сейчас к эндокринологу с результатами УЗИ…

Конечно, туда я уже не пошла, а пошла к бабушке. Как дошла – не помню. Помню, когда дядя Коля меня успокаивал и немного журил, что так близко к сердцу восприняла весь этот бред! Никакой онкологии нет, чтобы срочно все выбросила из головы и не нервничала больше! А если что, то сразу звонила ему. На что я ему возразила, что ему и так звонков очень много – со всего мира. И люди звонят даже по каким-то мелочам. И его дёргают, и сами ни на секунду не задумываются и не прилагают усилия, чтобы самим решить элементарный вопрос. Поэтому мы сами стараемся его не отвлекать своими сложностями. Его эти мои аргументы не то, что не переубедили, а улыбнули. В итоге, он строго сказал, что из-за этого мы всегда тянем до последнего и ему сложнее потом. Если есть проблема, то надо звонить и сразу её решать.

Вскоре мой добрый дядя-волшебник уехал снова в Москву. Как и ранее, дядя Коля не посвящал нас в мелкие детали своей деятельности. Я только знаю, что, как и в США, он очень много работал, и что к нему за помощью обращалось огромное количество людей. Меня всегда поражала его колоссальная занятость, бесконечная доброта и желание помочь нуждающимся. К сожалению, многие люди обращались к нему не от безысходности, а преследуя свои цели, не всегда бескорыстные, а иногда и меркантильные. Люди по своей природе эгоистичны. Есть проблема или цель, и они идут к ней любым путём, не всегда светлым. А Человек уровня Николая Викторовича, если есть время и возможность, всегда стремится помочь, сделать доброе дело и дать шанс. Шанс не отблагодарить его за помощь, а шанс проснуться и начать развиваться, начать идти по светлому пути Созидания!

Я сама слышала ни от одного человека, что, раз он такой умный, то, как он мог не видеть, что за человек перед ним и с какой целью он пришёл? Дядя Коля видел! Всех видел насквозь! Сам он был выше этой грязи и мышиной возни. Смотрел на нас всех как на неразумных детей, которые ошибаются и не могут осознать этого, в силу своего уровня развития. Относился ко всем людям, без исключения, очень по-доброму, уважительно, деликатно и очень великодушно, пока каждый конкретный человек его окончательно не переубедит в своём нежелании измениться в лучшую сторону и начать жить по Совести.

Люди же в наше время часто принимают доброту и вежливость за слабость и не упускают возможности лишний раз бросить камень или вылить ушат грязи на такого человека. Ну что ж… Это их выбор и выбор сугубо индивидуальный. Ведь, за каждый наш поступок, решение, отношение к кому-то или чему-то, обязательно придётся нести ответственность, то есть и за это придется ответить. Возможно, не сразу, и некие моменты успеют стереться из памяти, но ответственности не избежать. Таков закон Справедливости!

Вскоре мой малыш всё-таки родился! Но это скорее было тяжёлым испытанием для меня! Первый и единственный период нахождения в больнице для меня оказался некой проверкой на выживание. Как потом сказали врачи, меня они, вероятнее всего, спасти смогли бы! А тут удивительно всё хорошо закончилось и для матери, и для ребёнка. И в этом абсолютная заслуга дяди Коли, а также мамы и бабушки. Малыш родился никаким не гигантским, а 2974 грамма, да ещё и на день рождения бабушки! И после этого помощь дяди Коли в отношении здоровья ребёнка не только не уменьшилась, а увеличилась. И продолжалась вплоть до того чёрного дня – 11 июня 2012 года.

За несколько дней до 11 числа мама позвонила мне, чтобы рассказать очень радостную новость. Дядя Коля звонил сначала бабушке, а потом и ей, и представил свою супругу Наталью Страхову. Очень радостно пообщались и с ним, и потом с новой супругой. Марина была очень рада за брата, потому что видела его сильнейшие переживания после гибели Светланы, а ей, как любящей сестре, больше всего хотелось, чтобы дорогой ей человек был счастлив!

Дальше события развернулись очень неожиданно и непредсказуемо для нас всех. 11 июня я, как обычно, была на работе, и вдруг позвонил папа. Сказал, что что-то случилось в Москве с дядей Колей… Он или уже в больнице, или сейчас его туда отправят… Родители уже приехали к Валентине Петровне, и может мне тоже стоит уйти с работы… Я была очень занята, и в голове просто не укладывалось, что с ним может что-то произойти. Поэтому постаралась скорее закончить разговор и вернуться к своим срочным рабочим вопросам. И только после того, как отключилась, до меня стало доходить сказанное!

В голове молнией промелькнула мысль: всё будет хорошо, но я должна быть с моей семьёй сейчас! Тут же предупредила, что срочно надо уйти, помчалась к бабушке. Бабушка была в шоковом состоянии, мама тоже. Снова звонок, вроде звонил Владимир и сказал, что состояние ухудшается. Было решено ехать в Москву сегодня же. Нам с братом сказали остаться в городе. И пока родители поехали за билетами, я с ребёнком осталась у бабушки собирать её в дорогу. Всё происходило перед праздничным 12 июня – с билетами были сложности.

Бабушке на самолёте нельзя лететь, только на поезде, а это долго. Мне пришлось оставить моего 5-летнего ребёнка с бабушкой, чтобы она не была одна в таком состоянии, а самой побежать в ближайший магазин докупить им еду в дорогу и одноразовую посуду. Безусловно, очень страшно было, что они вдвоём остались дома. Меня терзали беспокойные мысли: вдруг ей станет плохо, вдруг им сообщат плохие новости, и он испугается… Спешила, как могла! К счастью, при моём возвращении всё было так же, как и до ухода. А минут через 15-20 раздался очередной телефонный звонок, я поспешила ответить сама, чтобы, если вдруг будут плохие новости, то узнать первой и постараться мягче сообщить бабушке, чтобы хоть как-то облегчить этот удар для неё, чтобы хоть ей не стало ещё хуже…

Звонил Владимир. Он начал разговор со слов «дай бабушке трубку». Я ещё было попыталась заговорить сама, спросила о ситуации. Он уже на эмоциях попросил дать трубку ей, что и пришлось сделать. Сначала тишина, потом она начала просто кричать. Ребёнок испугался, я разрываюсь, к кому из них бежать! Успокаиваю её, с ребёнком разговариваю… Плачь… Истерика… Паника… Дяди Коли больше нет!

Это сложно было понять и принять, но в тот момент было совершенно не до этого. Надо было успокаивать бабушку, звонить родителям, чтобы сообщить эту ужасную трагедию, и провожать их на поезд. Я не угомонилась и после того, когда поезд отправился, стала звонить знакомым, чтобы помогли с билетами на самолёт. И ведь помогли, но папа, как узнал об этом, категорически запретил лететь нам в Москву. Пришлось остаться в городе и ждать их возвращения домой. Но очень уж неспокойно было за них там, и боль утраты охватила и меня. Очередной раз пересказывать, что происходило в Москве, я не буду. Это подробнейшим образом сделано не одним человеком, а маме с бабушкой эти моменты крайне болезненны, и без слёз ни одна из них об этом не говорит до сих пор.

Следом за столь трагическим событием началось нечто невообразимое. У Владимира буквально сразу же возникла стойкая антипатия к Наталье Страховой, новой супруге дяди Коли. Казалось бы, это абсолютно нормальное явление, у каждого из нас к любому человеку может быть симпатия или же антипатия. Причём, у Марины какого-то негатива и неприязни к ней не было. У них было нормальное человеческое общение, всё весьма сдержанно и доброжелательно. Однако дальнейшие действия Владимира по отношению к Наталье нормальными назвать трудно.

Наталья тоже очень переживала потерю Николая. Злые языки сейчас много говорят всего, но, по словам мамы, то, как Наталья рыдала в крематории, сыграть просто невозможно. А то, что она отсутствовала в ДК на прощании, на это были личные причины, которые мне сначала озвучила Марина, а уже позже и она сама после нашего знакомства. Позиция бабушки была такова: после потери одного сына, она стала проявлять безмерную заботу и абсолютную поддержку другого сына! По-человечески это, безусловно, понятно, потому что нет ничего хуже и страшнее, чем пережить своего ребёнка. Но если рассуждать объективно и по совести, то это не самое верное решение.

Меньше всего мне хочется выносить «сор из избы», поскольку я глубоко убеждена, что все дела семейные должны и оставаться в семье. Но выходит так, что, чем больше мы молчим, тем больше нелицеприятных и постыдных дел творят вокруг нас другие. И наше молчание может расцениваться и как солидарность с происходящим, и как полное бездействие, когда рушится всё, что Николай Викторович создавал и нёс людям на протяжении всей своей жизни. Постоянно из воздуха берутся некие почитатели, соратники, ученики, которые, совершенно не являются ни носителями новых Знаний Левашова, ни продолжателями его дела, но они начинают пытаться заработать под видом «помощи» людям, и, в лучшем случае, исчезают с деньгами, а в худшем – наносят вред здоровью.

Николай Левашов не был не то, что меркантильным человеком, а наоборот, он был очень скромным и бескорыстным. И многим людям он помогал именно для того, чтобы помочь, не требуя и не получая ничего взамен. В нашей семье деньги и выгода не были и, очень надеюсь, никогда не будут на первом месте, и вообще неким решающим фактором, а являются лишь приложением за качественно выполненную работу или вознаграждением за неё.

Но исключения есть всегда, и у нас в семье, к сожалению, есть такой человек – Владимир. Многие люди, когда узнают, что он родной брат Николая Викторовича, начинают отождествлять его с младшим братом, полагаясь на их внешнее сходство. Но схожего между ними крайне мало – кровное родство и некое сходство внешности и голосов, в остальном они совершенно разные люди, даже противоположные. В отличие от Николая, у Владимира выгода и всяческая демонстрация своей уникальности, превосходства и принадлежности к генетике Левашовых для получения максимально большой и лёгкой прибыли, на первом месте. А если кто-то с этим не согласен, то Владимир всегда крайне эмоционально пытается поставить такого человека на «место».

Нельзя не отметить, что именно крепкой душевной связи между братьями не было никогда. Подробно о том, чем занимается дядя Коля, ни Владимир, ни кто-то из семьи не знали! Он в эти вопросы посвящал нас очень поверхностно по причинам, известным ему одному! Но, опять же, это его решение и мы, из уважения к Николаю Левашову, принимали и его. Помогал дядя Коля, конечно же, и брату, и его семье достаточно много, наверное, даже больше, чем нам всем. Владимир об этом подробнейшим образом рассказывал через призму своего восприятия в разного рода встречах, обращениях и прочих ходах, рассчитанных на публику. На мой взгляд, помощь была по одной простой причине – к нему за ней обращались. А именно делиться мыслями, переживаниями, и, конечно же, рабочими моментами с человеком, которого он видит насквозь, хоть брат и стремится быть рядом, – это не про Николая Левашова!

После трагических событий 11 июня было однозначно решено, что всеми вопросами, которые могли быть связаны с дядей Колей, будет заниматься именно старший брат Владимир, а не наследница, которой является бабушка. Марине эти моменты были и остаются не важными, потому что у неё всё оборвалось после потери любимого брата. Также и бабушке совершенно не до этого, плюс состояние здоровья после произошедшего ухудшилось. Владимир же ещё и проживает в Москве и ему это всё будет проще решать на месте.

В итоге, начался какой-то кошмар, и полилась грязь! Владимир, как оказалось, совсем не разделял мнение остальных членов семьи, что семейные дела должны решаться внутри семьи и не выноситься на всеобщее обозрение. Сначала появилась в общем доступе некая аудиозапись, выложенная Дмитрием Митраковым, с рассказами и рассуждениями Владимира на протяжении нескольких часов и по поводу Светланы Левашовой, и по поводу Натальи Страховой.

Столько странной и неизвестно кому нужной информации, причём перевёрнутой, преувеличенной и преподнесённой с такой поганой и мерзкой стороны! Я, родная племянница, большую часть этого слышала впервые, и мне было попросту стыдно, что такое услышат посторонние люди! Какие-то выдуманные обвинения и разоблачения представленные, как истина в последней инстанции! После этого демарша антипатия переросла в открытый конфликт между Натальей и Владимиром, чью позицию разделяет и бабушка, к сожалению.

Позже стало известно о законности завещания, где было чётко прописано решение Николая Левашова оставить всё Наталье, за исключением доли, причитающейся его матери по российскому законодательству. Безусловно, брат с этим фактом был категорически не согласен, и началась долгая эпопея с попытками изменить или повлиять на вновь открывшиеся обстоятельства. Сначала была получена российская часть наследства, которая до наследницы, матери Николая Левашова, по сути, не дошла, а была потрачена братом Владимиром на некие «дела».

А потом и вовсе начали возникать какие-то долги то дяди Коли, то просто долги, которые росли. Причём, решения принимались Владимиром единолично, бабушка же ставилась перед фактом, но очень хитро и завуалировано, будто это её решение, которое без сомнений единственно верное, и иначе никак нельзя. Наследное же дело застыло из-за конфликта сторон! Марина считала и считает, что Наталья Страхова была представлена Николаем именно его женой, и что, если есть завещание, то пусть будет так, как там прописано. Мы жили без этих денег и всей этой возни и дальше проживём, нельзя устраивать из-за этого драку.

Владимиром это было воспринято резко негативно. Пошли многочисленные претензии и к ней самой. В итоге, мама просто махнула рукой и пожелала делать Владимиру то, что он считает нужным, всё будет на его совести, а её в это всё не впутывать и не трогать!

Позже уже состоялось моё знакомство с Натальей Страховой. Я настороженно отнеслась к ней, у неё тоже было своё мнение обо мне, сформированное из рассказов Владимира, которые он вещал Николаю. Оба мнения скоро изменились у нас обеих. Я увидела человека образованного, с чёткой позицией и с большой теплотой говорящей о дяде Коле, и тоже с раной в душе после его ухода. У неё, как и у любого человека, есть свои недостатки, но куда без них?! И возможно она, в силу ряда причин, не может до конца понять и принять дело, которому Николай посвятил жизнь, но так уже сложилось. Зато чётко было понятно одно, что у неё нет негатива ни к кому из нас, кроме Владимира, и она готова к диалогу.

К бабушке же хлынул поток людей, от которых её раньше заботливо ограждал средний сын. Люди звонили, приезжали очень разные и с разными целями. Но с добром и искренним сочувствием, которое ей так необходимо, приходили лишь единицы. Больше было людей со своими интересами и целями, которым нет дела до её горя. И, к сожалению, самую большую боль приносит ей Владимир, ради которого она готова на всё и готова отдать абсолютно всё. Он вечно жалуется на постоянную, вопиющую несправедливость, окружение только низкими и подлыми интриганами-лжецами, тяжёлую жизнь, ужасное материальное положение и состояние своего здоровья!

Сердце матери разрывается от боли! Одного сына она уже потеряла, надо помочь и не потерять второго! Жаль, что она не видит и не понимает, что это всё очередной спектакль для неё для получения своей выгоды! С теми бумагами, что бабушка Владимиру дала, её участие вообще не требуется ни в каких наследственных делах, кроме редких исключений. Если же мы начинаем открывать ей глаза на происходящее, то тут же появляется некий, а иногда и не один, человек из Москвы, Минска или другого города, который ей звонит, подтверждает все слова сына, и то, что он прав и надо слушать его.

Я неоднократно пыталась создать условия для диалога между наследниками, чтобы закончить это дело, чтобы они консолидировали усилия и поставили точку. Такие попытки были, и когда шато во Франции можно было ещё сохранить, и после, чтобы привести всё к логическому концу и забыть обо всех этих передрягах. Но такое развитие событий никак не вписывается в сценарий, который для себя создал Владимир, и поэтому он всячески препятствует нормальному цивилизованному общению.

Когда же случайно нам стало известно, что вдруг в Москве открыт счёт на имя бабушки и распространена информация о сборе средств на адвокатов для решения вопроса во Франции, мы просто впали в ступор. Какие адвокаты?! Там вопросы уже давно решены, и нужен банальный диалог, чтобы совместно прийти к решению! Адвокаты могут быть нужны только для нового процесса с целью пересмотра всего, что однозначно дорого и долго! И опять же, зачем? Николай Левашов огласил своё решение, и мы должны его принять, хотя бы просто из уважения к нему!

В комментариях к этому обращению разгорелись жаркие споры! Кто-то поверил и собирался оказать максимально посильную помощь, кто-то фанатично заявлял, что, если реально необходимо, то готов продать свою квартиру… А кто-то откровенно высмеивал или резко негативно высказывался о таких просьбах! Всё это было для меня невероятно противно и постыдно, особенно – намерение Владимира получить честно нажитое от людей, у которых ещё есть чуткое сердце, и которые доверяют имени Левашова и готовы и хотят помочь! Равно, как и некрасиво выносить это семейное дело на всеобщее обозрение, давать лишний повод для того, чтобы доброе имя и репутация Николая Левашова пошатнулись!

К счастью, приложив усилия, удалось сделать так, чтобы этот счёт был закрыт и я считаю, что нам очень повезло, что люди перечислили немного средств!

Безусловно, этот очерк будут читать люди, и среди читающих будет и Владимир, которому всё это очень не понравится! Но правда рано или поздно всё равно вырывается наружу, как бы её ни хотели скрыть! А молчать вечно нельзя! В глубине души, конечно, есть маленькая надежда, что он хоть сколько-то пересмотрит своё поведение и вообще отношение к памяти брата, людям и происходящему, но эта надежда очень мала. Скорее всего, грязи в ответ польётся много в свойственном ему стиле! Но это пишу именно я, не мама и не бабушка. Это моё обдуманное решение – открыть завесу и внести ясность в непрекращающийся театр абсурда. И все вопросы и претензии тоже должны направляться напрямую ко мне или моему отцу, а не через «десятые руки».

И мне бы хотелось сделать так, чтобы люди запомнили имя Николая Левашова не в связи со скандальными подробностями дележа его наследства, а в связи с его действительно великими делами на благо всех людей. Николай Левашов сделал для всех нас очень много и успел оставить много всего, чтобы люди могли при желании развиваться и меняться. Просыпаться и вставать с колен, наконец, поднять глаза к Солнцу и ко всему светлому! Начать жить по совести и создавать своё благополучное будущее!

Мы не можем изменить мир, но можем изменить себя! Можем построить вокруг себя пусть и небольшой, но чистый мирок без подлости, лжи и фальши! Книги Николая Левашова с ценной информацией, его статьи, записи встреч, конференции, группы в Сетях – всё это у нас есть, и оно в открытом доступе. Его жизнь, наполненная любовью к людям и обилием добрых поступков, – образец для нас всех. А память о таком Светлом Человеке всегда должна быть с нами в наших сердцах. Главное развиваться и достойно продолжать его дело!

И самое основное – начать мыслить! Информации в наше время бесконечное множество, и только анализируя и переосмысливая её, отделяя «зёрна от плевел», можно сложить наиболее достоверную картину, характеризующую действительность. Истина на поверхности бывает редко…

 

Николай Левашов. Путь в вечность


Скачать себе книгу (70 MB)...

Купить себе книгу в магазине...
Оглавление